Отдалённый шум моря

Galina Prokudina

Отдалённый шум моря… Мерное накатывание волн…Взгляд направлен куда-то вдаль и вверх… Потом глаза закрываются, и ты весь превращаешься в слух.. Ты просто хочешь успокоиться и наслаждаться ударами воды о солёные, пригретые солнцем камни. Вода бьётся о них. Ты слышишь звуки этих всплесков… Снова закрываешь глаза, пытаешься успокоиться и забыть обо всём. Только слушать… слушать и наслаждаться. Потом ты снова открываешь глаза. Видишь небо… Как прекрасно, что именно сейчас ты можешь лицезреть это небо… Оно открыто для тебя… И, кажется, что ничто не тревожит… Всё плохое забыто. Всё чужое, непонятное, отдалённое ушло… Есть только это небо, эти камни, эти звуки волн… - всплески… закрываешь глаза и снова что-то слышишь… Что-то новое… Чайки… Они летают над морем, их крылья трепещут, и кажется, что их взмахи – это всплески тех же волн, только они белые, мягкие и неслышные… Надо записать…

Нет… Это непременно надо записать. Мысли пошли быстрее и решительнее. Слова в голове стали более назойливыми и сбивчивыми. Я снова занервничал. А когда ещё я смогу написать что-то подобное? Только сейчас, так хорошо чувствуя то, что меня окружает, я смогу это запечатлеть, выпить «во здравие жадной бумаги»… Скажем, нет, не выпить, а… Я тянусь к карандашу… Нет. Я не тянусь к карандашу. Вру. Это лишь красивая лирическая фраза. Знаете, вроде «рука тянется к карандашу и вот… вот я изливаю душу в волшебных строках на бумаге»… Просто карандаш где-то далеко. В рюкзаке. А рядом с ним… А рядом с ним этот странный лист бумаги, который я принял за что-то сверхъестественное… я…

- Помочь? – раздалось над самым моим ухом. Я вздрогнул и открыл глаза. Я почувствовал, что на меня легла тень, которая была почему-то ещё теплее солнца.

- Что? – но лень пересилила меня, и я и не подумал вскочить, хотя, честно признаться, даже испугался. Только страх был каким-то мягким, очень мягким.

- Помочь, говорю? – сказала девчонка с самой замечательной причёской и ароматом, который я до сих пор не могу описать. Её волосы на солнце приобретали какой-то золотистой оттенок и так красиво развевались…Теперь я не могу вспомнить без этих развевающихся волос ни шум моря, ни его само, ни ветер... Да, и этот аромат духов теперь всегда дополняет эти пейзажи в моих мыслях. Иногда он становится даже назойливым, редко – надоедливым. Но без него для меня нет моря… нет солнца… нет неба… нет ветра…. К счастью. Или к сожалению.

- Мм… Что?

- У тебя что, заело?

Она вскинула голову и взмахнула своими волосами. Они сразу заиграли соль диезом. Я точно помню, что тогда слышал этот звук. Тут только я обнаружил, что в процессе увлечения своими мыслями я не заметил, как мои руки машинально потянулись к рюкзаку. Я протянул их над головой и тщетно пытался развязать свой нетяжёлый багаж.

- П… Пожалуй.. Помоги.. – выдавил я было из себя, ещё не очнувшись от того чувства, которое только что переполняло меня всего, но потом приподнялся и подумал, что теперь не имеет смысла принимать её помощь.

- Да нет… я сам… - но допустить, чтобы соль диез перестал звучать над моим ухом, я просто не мог.

- Что здесь делаешь?

- Гуляю… Тут красиво, – она огляделась и внимательно посмотрела на проходящую вдоль всего побережья равнину.

Я ухмыльнулся; потом посмотрел на море и ещё раз на девочку. Действительно, я ещё раз убедился, что у неё была самая замечательная причёска из всех, что мне доводилось видеть и просто представлять… Я вспомнил свою недавнюю работу, точнее роман, который я только начал писать и уже хотел кому-нибудь показать отрывок. Там у меня тоже было изображение развевающихся волос, и я пытался определить, было ли то изображение лучше, или у этой девочки волосы были всё же прекраснее.


- Что ты на меня так смотришь? – спросила она.

- Ничего.

Тогда я подумал: «Чего же она хочет? Какой-то необыкновенный аромат… Самая замечательная причёска… Да, конечно, вы правильно подумали, синие глаза… Как там у Пушкина? Вспомните его Ольгу, откройте любой роман, и её портрет вы найдёте там непременно.. . Но я знал, что эта девочка была далеко не такой, какой была та самая Ольга… хотя бы из-за того, что её волосы развевались…развевались и звенели соль диезом…»

- Ты здесь отдыхаешь? Откуда приехал?

- Из Нижнего, – ответил я и подумал: «Какая ей разница? Хм… А может я ей понравился?…» Она перебила мои мысли и сказала:

- А я из Питера…

- Из Питера?! - удивлённо воскликнул я.

- Ну да.. – она засмеялась..

- Из Питера.. – повторял я медленно, смакуя каждый звук…

- Только не говори, что это твой любимый город! - И она снова засмеялась. Какой же это был смех… О! Слушать этот смех – это значит … я до сих пор не могу найти равноценное сравнение. Всё кажется неподходящим. И не потому, что что-то может быть лучше или хуже, чем её смех, а потому, что я просто не могу подобрать описание чувству, которое я испытывал в тот момент, когда её смех начинал звенеть у меня в ушах, но звенеть не надоедливо, как это обычно бывает, а мягко и мерно, плавно переходя в лёгкие и наполняя их теплом и нектаром. Из чего он сделан, я до сих пор не знаю. Знаю только, что он почему-то ассоциировался у меня с трепыхающимися на ветру листьями и мокрыми, только что облитыми морской волной камнями.

- Ну да…

- Хм... Мне все это говорят.

Когда она сказала слово «все», мне стало как-то не по себе. Все – это кто? Интересно, а скольких ещё парней она заинтересовывала так же, как и меня….Так … О чём я думал… Уж не думал ли я о том…

- Как тебя зовут? - спросил я её после секундного молчания.

- Элен.

- Красивое имя…

Элен… Это была нота «ми». Я это сейчас точно знаю. Да и тогда знал.

- Погуляем?

И что она во мне нашла? Неужели я такой красивый? На пляже вокруг нас почти никого не было. И… Ах да, я забыл сказать, это случилось в Якорной Щели… милый пляж… Такой же, как и многие другие пляжи на юге России… Сначала идут мелкие камни, галька.. Потом.. когда проходишь ещё дальше, то видишь большие валуны, на которых я тогда и расположился…

- Давай, – а что ещё я мог ответить?

- Питер – классный город.

Она улыбнулась и посмотрела на меня.

- А как тебе Сочи?

Я подумал и сказал:

- Питер всё равно лучше.

- Так Сочи тебе нравится? А мне не очень… Там шумно… Это город.. а здесь можно послушать тишину.

Вспомнив, как я отреагировал в самом начале, когда, наконец, осознал, что буду буквально похоронен в этой глуши на десять дней, я решил об этом умолчать.

- Да, мне здесь тоже больше нравится…

Ну и что? Человеку свойственно лгать…

- И ещё… здесь могут происходить очень-очень интересные вещи…

Она посмотрела на меня так загадочно, и мне показалась, что в её глазах сверкнул сначала тёплый огонёк, имевший оттенок чешуи золотой рыбки, а потом какой-то красный, манящий, но в то же время отталкивающий огонь… Я остановился.

- Что такое? – хитро спросила она меня.

- Ааа… что здесь происходит? - медленно сказал я.

- Да я и сама не могу понять.

Она крутанула головой и теперь уже говорила совершенно спокойно, честно и серьезно.

- Просто вон та гора , - и она показала мне рукой на асфальтированный спуск, который находился довольно далеко от камней, где я расположился, и в противоположном направлении от траектории нашего пути, – имеет свойство… исчезать.

- Исчезать? – это вырвалось у меня спонтанно. Я ещё даже не успел осмыслить то, о чём она мне только что сказала.

- И появляться, - добавила она, подумав.

Что за бред? Что за сумасшедшая? Она, конечно, красивая, но… Что она несёт? Она странная. Но тут я вспомнил Гарри Поттера и Полумну Лавгуд, появившуюся в пятой части… потом я вспомнил, что я ещё и читал приключения… и так их любил и люблю до сих пор… Потом, что на основе этой любви у меня появилась страсть к компьютерным играм… и то, как я захотел попасть в какую-нибудь из них… как я видел сны об этом и как я просто грезил тем, что, наконец, буду вместо панкиллера бегать с пулемётом и помогать Ларе Крофт сражаться с приведениями и, конечно, немного потороплю её, поскольку все, кто играл в «Ангела тьмы», одну из её частей, из моих друзей, жаловались, что очень уж она медлит на поворотах. .. Конечно, ясное дело, что я не верил ни в какие чудесные исчезновения и появления.. но у меня так давно не было никаких развлечений кроме тетрадки в линейку в сорок восемь листов и карандаша, при чём «Т», а не "ТМ", как мне бы хотелось, что я был не прочь поболтать с обворожительной неопасной сумасшедшей…

- Да ладно? – сказал я и ухмыльнулся, взглянув на неё.

Тут я снова заметил в её глазах красный огонёк. Тогда я стал сомневаться, что этот уж очень необыкновенный взгляд рисует только моё воображение. И вообще.. странная она.. Кажется, я её где-то видел? Как её зовут? Элен… Элен… Прекрасная Элен… прекрасная Елена.. Парис… О! И тут я понял… Да она же необыкновенно похожа на ту Елену, которую Парис украл у Менелая… мифы Древней Греции… Ну точно! Мне показалась, что я схожу с ума… Каким образом здесь, рядом со мной, могла оказаться Елена… Она же живёт в Греции…А здесь Якорная Щель... Какая Греция!! Она жила в 9 веке до нашей эры.. или когда там… Но как она на неё похожа! А она сказала, что из Питера... Что за ерунда…. Нет, я явно перегрелся… У меня солнечный удар… вот так вот бывает, если долго лежать на пляже и смотреть на небо…

- Ты думаешь, что я сумасшедшая?

Она прервала длинную череду моих сбивающих друг друга мыслей.

- Н-нет.. что ты.. вовсе нет…

- Пойдём, – она взяла меня за руку. Её прикосновение было таким открытым, тёплым и мягким.. Оно сразу придало мне уверенности. Я как будто получил невесомую поддержку, которой мне так не доставало в последнее время.

- Куда мы? – зачем-то спросил я, хотя заранее знал, что мы, конечно же, идём к той самой «горе», которая, по её предположению, или скорее утверждению, могла появляться и исчезать.

Шли мы, как мне показалось, довольно долго. Странно, мой друг как-то говорил, что когда ты гуляешь с красивой девушкой, то время как будто ускоряется, летит незаметно… «Это ещё Эйнштейн доказал», - добавил он тогда. Может быть, какую-то роль сыграла неловкость, которую я стал чувствовать… мне просто нечего было ей сказать, и поэтому время тянулось довольно медленно… Мы пришли туда, куда она хотела. Странно…Но я не забыл ни про пейзаж, который нас окружал, ни про то, что только что я был настолько спокоен, что казалось, что больше ничто меня не может ни удивить, ни потревожить…

- Ну вот… Это здесь… Достань свой листок.

- На, - и я подал ей листок, который подобрал на асфальтированном спуске.

- У тебя есть ручка или карандаш?

Я достал ей карандаш с буковкой "Т" сбоку.

- Ага.

- И что ты собираешься делать?

- Сейчас узнаешь, – протянула она и приложила листок к моей спине. Я почувствовал, что она что-то пишет.

Её прикосновения были такими мягкими и приятными, что я невольно улыбнулся. Но чувствовал я это, наверное, не более полсекунды. Потом я снова ощутил её прикосновение, но уже не на спине. Она крепко взяла меня за руку и сжала её: я слышал, что она что-то пробормотала и почему-то мне показалось, что таким образом она как будто хотела сказать мне: «Ничего не бойся. Всё будет хорошо».


Сотая доля секунды… или тысячная… Моё сердце как будто выскакивает из груди. Такое же чувство бывает, когда ты раскачиваешься на качелях и когда потом, набирая высоту, качели начинают вновь лететь вниз и ты чувствуешь прилив адреналина. Это какой-то мягкий, недавящий, невесомый страх, который, наверное, порой идёт только на пользу. Нужно сказать, что сейчас, испытав чувство, которое я испытывал уже так много раз, страх был отнюдь не невесомый. Если ещё учесть и то, что мои ноги как будто бы с силой оторвались от земли, как будто бы на них подействовал ветер, взявшийся откуда-то из самых недр земной коры, уши заложило и на фоне этой прекрасной летней теплоты, которую я только что чувствовал, стало так резко и невыносимо холодно, то, наверное, сейчас я вполне могу объяснить свой внезапный страх.

Я чувствовал, что меня как будто бы куда-то несли порывы ветра, всё перемешалось, я зажмурился и боялся открыть глаза… Мне казалось, что это уже никогда не кончится. Холод пробирал меня всего. Руки тряслись. Я уже не чувствовал, что Элен по-прежнему держала меня за руку. О, Элен, где же ты, где твой неописуемый аромат, где твоя самая замечательная причёска, которую я когда-либо видел… Да вот же они… Я больно ударился локтем о что-то твёрдое и увидел над собой склонившееся лицо самой прекрасной девушки на свете.

- Ты в порядке? – спросила она у меня.

После этого вопроса мой локоть страшно заныл. Я стиснул зубы и, улыбнувшись. Ответил:

- Да.. А… ааа… А что это было?



Тут я потерял дар речи. Я обвёл глазами местность, в которой мы находились… Боже… это нельзя описать, об этом невозможно рассказывать, безумство – этому верить… Прекрасные, переливающиеся, искрящиеся голубым светом льдины… Тогда я не знал, что это было  – замёрзшая вода или много-много стекла или фарфора? Я посмотрел под ноги и снова упал, потому что наклонился, чтобы посмотреть, не обманывает ли меня моё зрение. Пол тоже был из какого-то стеклянного льда.. И как он был прекрасен! Он переливался необыкновенными оттенками… Это были мерные полосы с плавным переходом.. Одна фиолетовая.. вот она плавно ползёт… заканчивается… сливается… и переходит в яркий голубо-зелёный.. Он искрится, как-то блестит на глянцевой поверхности льда, на котором после зелёного появляется что-то зеркальное… Это зеркальное плавно переходит в отчуждённо-небесно-голубой… А потом во что-то прозрачное и уже восходит наверх…. Всё отражается, смыкается, переливается.. Везде всё так гладко, как будто сделано из стеклянного гранита.. И необыкновенно светло.. Я посмотрел наверх, но ничего там не увидел.. Казалось, что там, наверху, был какой-то стеклянный купол, верхушка которого была так высоко, что я даже не мог его разглядеть.

- Где мы? – я резко повернулся к Эленe.

Она улыбнулась и спросила:

- Тебе больше не холодно?

Я почувствовал, что действительно, холод куда-то исчез, несмотря на то, что у меня было ощущение, что я нахожусь в замке Снежной Королевы.

- Нет… но куда мы попали?


Она задумчиво посмотрела вверх и протянула:

- Я и сама не знаю…

- Что?! – Я чуть не сорвался на крик.

- Постой… - Она взяла меня за руки... – Тебе не кажется, что мы раньше где-то встречались?

- Мм… – вот о чём о чём, а об этом-то я точно сейчас не думал… Да и... встречались раньше? Нет... это невозможно… Где я раньше мог её видеть? Она такая необыкновенная... Когда я увидел её, мне сразу показалось, что такого человека, как она, я ещё никогда раньше не встречал… Она была очень-очень странная… Но… Эта странность меня не отталкивала, а наоборот, притягивала…

- Да нет… вроде…

- Хм… а ты знаешь… а мне кажется... что я тебя уже где-то видела…

Она закрыла глаза, как будто заглядывала в себя.

- Постой, ты мне... наконец, объяснишь, где мы? Если только мы не во сне…

- Во сне? Хм… Очень даже может быть….


У меня в голове всё перемешалось.. Сон... Лёд... Море… Сумасшедшая Эленa, которая несёт какую-то чепуху… я неизвестно где… Мой локоть ноет так, что мне хочется завыть… Вокруг никого… Но тем не менее, я почему-то не хотел просыпаться.. Если только это был действительно сон…

- Попробуй, ущипни себя,  – странно, что в таких обстоятельствах у меня ещё хватало духу на ухмылки и иронию.

Она последовала моему совету.

- Ну как? – спросил я, после того как она сжала пальцами кусочек коже на своей очаровательной руке.

- Как видишь…

- Это же ты меня сюда привела! Объясни, в чём дело, а? Перестань говорить загадками! Почему ты подошла ко мне на берегу? Что всё это значит?


Она посмотрела куда-то вдаль и наконец произнесла:

- Просто когда я шла по побережью и увидела тебя, то сразу вспомнила, что где-то я тебя уже встречала… Мне очень хорошо знакомы твои карие глаза… Они у тебя такие честные, тёплые ... открытые… Я знаю, что ты не любишь странностей и неопределенностей, но несмотря на это, твои мысли полны фантазии, и ты хочешь стать писателем…

- ?! Откуда ты всё это знаешь?

- Я… - она недоговорила… Откуда-то внезапно подул сильный ветер… Я обернулся.. Я почувствовал, что идёт дождь.. Нет, это был не дождь… Откуда-то налетел сухой противный снег, который был не влажным и не тающим, а каким-то сухим, обжигающим своим морозом… Потом ветер усилился… Я испугался… Я испугался и приблизился к Эленe… Я почувствовал, что она задрожала… Я видел снежные вихри. Они кололи мне руки и ноги… Я обнял её и пытался закрыть от этих страшных вихрей. Она сильнее прижалась ко мне, схватилась за меня руками.

- Что происходит? – взволнованным и самым несчастным голосом сказала она.

Моя ирония была по-прежнему со мной, хотя сейчас я чувствовал нечто большее. Я хотел удержать Эленy. Мне было всё равно, где я нахожусь, всё равно, как я сюда попал. Я боялся, что сейчас эти снежные вихри её унесут.

- А я думал, что это ты мне, наконец, об этом расскажешь…

Ветер усиливался. Снег запорошил мне глаза и я зажмурился. Всё погрузилось в холодный мрак. Мне показалось, что всё вокруг загудело чёрным цветом, стало на чём-то играть, нажимать на клавиши какого-то музыкального инструмента и произносить ноты вслух:

- Фа… соль.. До… Фа… Соль… До… – они эхом отдавались в моём мозгу, повторялись, перемешивались с другими нотам, какими-то непонятными, зловещими, беснующимися звуками; всё вокруг прыгало. Потом я почувствовал, что меня как будто захватило, и меня стали касаться языки пламени – потом снова холод. Огонь был каким-то холодным, стальным. Я чувствовал, что мои руки несвободны, что я ещё что-то сжимаю, но я больше не чувствовал теплоты Элены, не мог ощутить, что рядом её плечи и руки… я снова потерял аромат её духов, внезапно снова появившийся в стеклянном зале… Теперь я даже не мог определить, холодно мне было или горячо, обжигал ли меня огонь или било по мне странным морозом.. Всё кружилось и вертелось... я не чувствовал, что я на чём-то стою. Но внутри себя я не чувствовал вращения: оно как будто было где-то рядом… Что же всё это значит? Этот вопрос мои мысли задали отнюдь не вовремя... Если бы я мог объяснить, я бы хотя бы открыл глаза... В следующую секунду это я и сделал…

Я стоял на ногах. Я огляделся. Острые и пологие камни… С одной стороны что-то напоминающее степь или пустыню… Справа … Там были какие-то маленькие, низенькие, хилые деревья. Слева, очень близко ко мне, где-то метрах в двух проходила равнина высотой с четырехэтажный дом… Было такое ощущение, что я был на дне реки, которая давно высохла. Камни под ногами были какие-то белые, из равнины , состоящей из таких же пологих и острых камней, торчали корни деревьев… Я решил идти вперёд. Самое интересное, что тогда я совершенно ничего не боялся. Я был одержим одной идей – найти Эленy. Я стал безумцем. Мне нужно было только одно – слышать запах её духов и видеть прикосновение её тёплых рук, удивляться загадкам, которыми она всё время говорила, и наконец-то узнать ответ на эти загадки. Я шёл вперёд. Вокруг было темно. Нет, это был не ночной мрак, когда на улицах города уже зажигаются фонари, на небе загораются звёзды и выкатывается луна. Это была вечерняя гладкая темень, которая, в общем-то, добавляла ко всем моим перемешавшимся чувствам ещё и неуверенность в том, куда я иду. Я побежал. Мои кроссовки ударялись о камни, издавая характерные звуки. Такие же звуки бывают, когда вы бежите по галечному пляжу… Меня пугало одиночество, накатившее на меня. Я чувствовал дрожь во всём теле и странную скованность. Я хотел закричать что-нибудь, хотя бы банальное «ау», но не смог.. То ли я боялся, что меня услышит не тот, кто должен услышать, то ли я просто не мог открыть рот от накатившего на меня страха... я бежал быстрее… Вот мне уже казалось, что за мной кто-то бежит… смотрит… идёт… что я слышу удары не только своих кроссовок… что за мной кто-то гонится… преследует меня… охотится… хочет для чего-то меня догнать, поймать… Я оглянулся и, как мне тогда показалось, навсегда потерял дар речи. Я врос в землю... точнее, в камни... За мной висело как будто привидение… Оно было в фиолетово-серой прозрачной, покрытой туманной дымкой простыне, без глаз, без рук… Оно молча висело около меня… Я не знал, что делать. Меня всего как будто сковало. Куда бежать ? Кричать?

- А!!

- Аааааааа!! – у меня наконец развязался язык. Я закрыл голову руками, зажмурился и стал кричать:

- Уйди! Уйди!

Потом я снова открыл глаз и увидел, что ничего не уходило… Я побежал… я бежал быстрее… ещё быстрее… Я бежал так, как не бегал никогда в своей жизни.. Удары….. частые удары ног.. Камни... Эхо... Отзвуки... Удары… Частые удары сердца… Его прыжки, перекаты, ускорения, замедления… подпрыгивания... Вероятность того, что оно сейчас выскочит и побежит быстрее меня... Я бежал... Я часто дышал... Но я всё бежал... Страх избавлял меня от усталости... ноги как будто стали ногами робота, получившего команду бежать быстрее и быстрее, с каждым оборотом всё более ускоряясь. У меня заложило уши... я бежал слишком долго и оглянулся. Где-то далеко по-прежнему висело это привидение. Я продолжал бояться. Как же я тогда захотел, чтобы она снова появилась… Как странно… Это был как будто сон… Когда я снова посмотрел вперёд, я увидел, что добежал до какого-то леса... я увидел тропинку.. и… то, а точнее, кого я увидел на этой тропинке, заставило меня забыть даже о привидении.

- Эленa! – закричал я.

- БЕЖИМ! – закричала она и схватила меня за руку. Поскольку страха я больше не чувствовал, то и бежать мне было гораздо сложнее. Через секунду мы оказались в лесу. По рёбрам хлестали ветки… она тянула меня за собой.. я уже стал задыхаться.. У меня закололо в боку...

- Всё…. больше не могу... - я стал убавлять шаг… - Давай отдохнём...

- Подожди. Ещё немного… стой…

Она остановилась и я наткнулся на её спину и чуть не перелетел через неё.

- Что? – выдохнул я, нагибаясь, хватаясь кистями рук за колени и пытаясь отдышаться.

- Куда ты дел листок?

- Какой листок? – я думал, что меня сейчас стошнит. Это бывало раньше, когда я пробегал по двенадцать кругов на уроках физкультуры… Кажется, что в горле ком, трудно дышать…. Кажется, что вот-вот вырвет… Хватаешься руками за прохладный железный турник, ходишь вокруг стадиона, пытаешься отдышаться, делаешь вид, что с тобой всё в порядке, что так и должно быть... что для тебя пробежать двенадцать кругов – это всё равно что дойти до магазина напротив школы… чтобы никто не заметил и все тобой восхищались…Сейчас я не пытался делать вид, что со мной все хорошо..

- Я не знаю, где листок!

- Как не знаешь? Оно идет сюда!

Оно медленно пробиралось к нам сквозь ветки: над той тропинкой, которую мы только что пробежали, плыло то самое привидение.

- ЧТО ДЕЛАТЬ?! - кричал я …

- Я НЕ ЗНАЮ!

- ЧТО ВСЁ ЭТО ЗНАЧИТ!!! ОБЪЯСНИ!!

- ТЫ более подходящего момента выбрать не мог?

- ЧТО….

Я не договорил…

Чтобы слышать друг друга, нам уже приходилось кричать… Опять вихри... опять звуки... опять сильный ветер... Опять я прижал её к себе… Опять она обняла меня… опять её духи... опять её тепло… Опять прибавление уверенности... и опять вместе с ней какая-то оторванность… Что же всё это значит? Откуда всё это? В вихре закружился песок и листья, которые отрывались от деревьев и попадали в этот вихрь... Я снова зажмурился. Но теперь ничего больше не было. Я снова открывал глаза и видел, что сейчас ничего не происходило… я никуда не полетел, со мной ничего уже не происходило, как тогда. Никакой странной музыки и нот уже не было… Тем временем привидение приближалось… Что же делать? Как быть? Этот ветер… этот песок... Она наклонилась ко мне, положила голову на плечо и не открывала глаза… Я вспомнил, что она просила меня достать тот листок... Ааай… Где же он? Куда же я его мог деть? Она на нём что-то писала... А потом… Потом она мне его не вернула… Так значит он у неё... Да… Теперь это неважно... Я попробовал сделать несколько шагов, обнял её покрепче и кое-как развернул... Но идти было невозможно... В глаза попадал песок, и они начали слезиться… Стало невыносимо больно… Привидение уже вот-вот и могло нависнуть над нами… я ещё крепче обнял Эленy. Я хотел зажмуриться, но потом вспомнил, что здесь от этого ничего не проходит, как это было в стеклянном зале… Надо найти листок. Листок… Да вот же он… я посмотрел вниз и увидел, что я на нём стою. Я наклонился, не отпуская Элены, и поднял его… Потом нащупал в кармане карандаш... Наверное, она успела положить его мне, когда мы приземлились в стеклянном зале… В глаза по-прежнему лез песок. Всюду был ветер… Я стал писать на листке «стеклянный зал». Но ничего не произошло… Тогда я написал «лёд». Снова ничего… Тогда я нагнулся и закричал ей на ухо:

- ЧТО ПИСАТЬ?

Видимо, она не расслышала, а только ещё сильнее прижалась ко мне закричала:

- СДЕЛАЙ ЖЕ ЧТО-НИБУДЬ!!

- ЧТО ПИСАТЬ???!!! - Я заорал так, как будто от того, насколько громко я буду кричать, будет зависеть моя жизнь.

- Стеклянная гора!!!


Я стал карябать карандашом. Моей руки коснулось это жуткое привидение. Меня всего передернуло. Я думал, что оно состоит из какого-то дыма, но его прикосновение было склизким, как у медузы….

Оно тянулось ко мне. Его простынь уже оборачивались вокруг кисти моей левой руки.. Какая отвратительная это была склизь… Я уже давно всё написал, но ничего не происходило… Потом сквозь ветер и песок я услышал:

- ТО.. ч У Авь !


Я поставил точку, точнее проткнул грифелем лист бумаги.

Все опять закрутилось.. Но это было просто необыкновенное вращение. Оно было прекрасно. Всё вокруг заалело розовым светом… Я чувствовал прикосновение розовой шелковой ткани к своей спине… Во мне отзывались гулким эхом миллионы чувств… Она уже открыла глаза… Они были синие-синие… и тут я почувствовал, что я обнимаю за талию прекрасную девушку в шёлковом розовом платье, понял, что я слышу её искрящуюся жемчужную улыбку, я увидел взмахи её ресниц. И я понял, что я нашёл то, что искал… Вот оно… вот, что меня тревожило, когда я лежал там на пляже и пытался успокоиться, прислушиваясь к мерному накатыванию волн… То спокойствие, которое охватило меня сейчас, было несравнимо с тем, что я ощущал тогда... Я чувствовал прилив теплоты… Всё искрилось какой-то до безумия красивой мелодией… Я видел ее алеющие губы… И просто сходил с ума… Я видел плывущие ноты... нотные строки... скрипичные ключи... Всё эхом отдавалось в стеклянной комнате... Проза, которая внезапно расцвела в её волосах, отражалась в хрустальном стеклянном льде… Ветра больше не было… И песка… Все было ясно. Я улыбался… Всё было так, как надо… Снова тот переливающийся пол. Снова купол, который был так высоко, что я не смог его рассмотреть…

- Теперь тебе не надо ничего объяснять? – она улыбнулась и меня обдало горячим теплом, обернуло красной бархатной мягкой тканью, дало уверенности…

- Нет.. Но... я всё-таки хотел спросить…

Всё было настолько реально, так ясно и понятно, так непоколебимо и хорошо, что я никак не мог подумать, что сейчас что-то могло произойти… я как будто чувствовал, что её обнимаю, но она уже не выглядела такой яркой… Что произошло? Мои объятия медленно разжимались.. В чём дело? И тут.. тут я вдруг осознал, что она уже не в моих объятиях, что мои пальцы упираются во что-то твёрдое, гладкое и холодное… СТЕКЛО!! Она была за стеклом... каким-то млечным туманным стеклом..

- Стой… СТОЙ!!!!! НЕТ!!!!

Удар... Ещё удар... Сердце стучало так, как оно никогда не стучало... НЕТ! Только не это! Зачем же мне понадобилось ещё что-то спрашивать? Почему я не мог довольствоваться тем, что было? К чему бессмысленные разговоры? Зачем разъяснения всего того, что непонятно? К чему ответы на все вопросы? Зачем? Когда есть то, что надо, не надо пытаться идти дальше.. ЗАЧЕМ??

Я всё ещё видел синий цвет в её глазах.. я слышал её слёзы… Она протянула руки вверх… встала на колени… достала из волос розу… Я увидел на этой розе шипы… Шипы.. Потом нож… стальной… металлический….

Она что-то крикнула. Нож вонзился в её сердце.

Я дёрнулся. Во мне загремели и взорвались все нервные клетки одновременно. В мозгу что-то грохотало... сердце металось по всему телу… Руки тряслись… Из глаз брызгали слёзы... было мокро и шумно. Грохот превратился в удары... они становились всё слышнее и слышнее: «Кдырв… Кдырв… Кдырв» … Я открыл глаза… Моё лицо было мокрым… кто-то лил на меня холодную воду.. Я часто дышал... Глаза открывать было больно... неудобно было шевелиться… Жгло грудь и живот... я увидел над собой ясное голубое небо... Где-то справа было солнце. Я понял, что лежу на камнях, на берегу, в том самом месте, где я увидел её… Я попытался приподняться и застонал… Я почти весь был красным. Потом я обернулся… Неподалеку стояла мусорная машина. В неё сваливали какие-то баки. И ударяли по ним чем-то, чтобы весь мусор вывалился. Это был тот самый неприятный, отдающийся эхом в ушах грохот…. Я снова перевернулся… я пытался разглядеть, кто стоит рядом… над самым моим ухом раздалось:

- Помочь?

Надо мной стояла девчонка с самой замечательной прической на свете и ароматом, который я до сих пор не могу описать.. Теперь я не могу представить без этого аромата ни шум моря, ни ветер, ни само море... Я, несмотря на то, что мне было очень тяжело, встал и подошел к ней ближе... я уже не спрашивал, кто она и откуда. Я вдруг понял, что мне был дан ещё один шанс, и я не собирался лезть в дебри вопросов и ответов, в дебри загадок и неясностей. Я получил то, что хотел. Больше мне ничего не было нужно.

Mgr. Galina Prokudina studuje ruský jazyk na Ústavu slavistiky Masarykovy univerzity. Tématem její disertační práce je Koncept "válka" v ruském a českém kognitivním obrazu světa. Rovněž vyučuje na Filozofické fakultě MU Ruštinu pro neruštináře III a IV.

Kontakt: 387169@mail.muni.cz


Mohlo by vás z této kategorie také zajímat

2 | 2020
  1. Psalm murmurando (Janusz Majewski)
2 | 2015
  1. Лионель (Galina Prokudina)
2 | 2014
  1. Berta Bojetu – Filio není doma (Eliška Papcunová)
2 | 2012
  1. Nejurozenějšímu vládci všech věřících (Milan Strmiska)
1 | 2010
  1. Ptákovci